+380(95) 891-17-00
ENG | RUS
или звоните:
+380(95) 891-17-00
•   » » STING в лечении пузырно-мочеточникового рефлюкса у детей 
STING в лечении пузырно-мочеточникового рефлюкса у детей
STING в лечении пузырно-мочеточникового рефлюкса у детей
А.Й. Наконечный, З.В. Ступницкий, Т.П. Вивичаривский, В.В. Бережной, Л.М. Рудоман, Р.А. Наконечный,  О.О. Трошков, К.А. Кенс.
(г.Львов)
 
Подходы к лечению пузырно-мочеточникового рефлюкса (ПМР) с точки зрения предупреждения необратимых повреждений паренхимы почки достаточно противоречивы. При решении данного вопроса ориентироваться исключительно на степень ПМР не целесообразно, так как  расширение мочеточника пропорционально не соответствует функциональному  нарушению мочевыделительной системы В первую очередь необходимо обратить внимание на функцию почки.  А уже параллельно с этим нужно учитывать дилятацию мочевыделительной системы, характер ПМР, функционально-анатомическую способность мочевого пузыря, его шейки и устьев мочеточника, наличие воспалительного процессов, клиническое протекание болезни, еффектичность предварительного медикаментозного лечения. Уродинамические нарушения при ПМР вовлекают в патологический процесс мочеточник. При этом значительно снижается или вообще теряется  его сократительная способность. Негативное влияние на гладкую мускулатуру мочеточника имеет и длительное применение антибиотиков. Особенно негативно влияет ПМР на функцию детской почки, которая может расти и развиваться исключительно в благоприятных условиях..
В последние годы рядом с традиционными   способами лечения ПМР широко начали применятся  малоинвазивные эндоскопические методики. Их суть заключается в создании механизма антирефлюксной защиты мочеточника. Под lamina propia подслизистый слой  в  зоне устья мочеточника с рефлюксом  делают инъекции специальных материалов. Парауретерально  можно вводить нейтральные относительно тканей препараты.  Веденный имплантат создает дополнительное давление в этой зоне и устраняет обратный отток мочи.
Мы использовали автокровь, Естеформтм , Нубипланттм. Последние являются гидрофильными гелями, чистыми полимерами с полностью завершенным циклом полимеризации.
Эндоскопическое лечение ПМР проводили  с помощью катетеризацонного цистоскопа  и инструментального набора  для внутриорганных  жидких инъекций с использованием видеосистемы. Применяли традиционную методику эндоскопического лечения ПМР- STING. Доза пластинных препаратов на одну инъекцию в среднем о 1до 3 мл. На каждый рефлюксный мочеточник обычно было достаточно 1-2 введений. Клинический материал охватывал 125 больных на ПМР в возрасте до 17 лет. До 3 –х летнего возраста прооперировали 54 ребенка, а в старшем-71. Их них 30 мальчиков, и 95 девочек. Двусторонний ПМР диагностировано у 54 больных, а односторонний у 71 больной. Последние подразделялись на 23 больных с правосторонним ПМР и 48 с левосторонним. Кроме ПМР  у всех больных диагностирован хронический пиелонефрит, а  также нейрогенную дисфункцию мочевого пузыря у 68 больных, хронический цистит  - 37 больных, полное удвоение почки и мочеточников – 19 и гипоплазию почки -5.  Соответственно проведена коррекция ПМР на 198 мочеточниках. Слева операцию проведено на 111 мочеточниках, а справа – на 87. Эндоскопическую коррекцию проведено на 7 мочеточниках с 1 и 2 степенью ПМР, на 33 – со второй, на 38 – со второй-третью, на 72- с третью, на 22 – с стретью-четвертой, на 25 – с четвертой и на 1- с четвертой-пятой степенью. Оценку эффективности эндоскопического лечения ПМР проводиличерех 3-12 месяцев после однократной коррекции ПМР.  Негативным считается результат, когда после однократного введения препарата ПМР сохранятся, даже несмотря на то, что его степень уменьшалась на порядок и больше.
Лечение ПМР 1 степени  во всех случаях было позитивным. Среди 33 ПМР 2 степени позитивный результат был в 27 случаях т.е 81,82%. Коррекция 38 ПМР 2-3 степени оказалась позитивной у 29(76,32) случаях, 72 ПМР 3 степени - в 53 (73,61%) случаях, 22 ПМР 3-4 степени – в 15 (68,18%) и 25 ПМР 4 степени – в14 (56%) случаев. У больного с  5-ой степенью ПМР не получено полного оздоровления при однократном введении имплантата.
Неудовлетворительные результаты зафиксированы при выраженной нейрогенной дисфункции мочевого пузыря, латерализации устья мочеточника на боковую стенку с его конфигурацией в форме «ямки для гольфа», а также при хроническом цистите со значительной трабекулярностью слизистой  и склеротическими изменениями в зоне устья мочеточника.  У одного пациента, как правило, наблюдалось несколько факторов, которые усиливали негативный результат эндоскопического лечения ПМР. Однозначно также необходимо учитывать на технически верное применение эндоскопической коррекции ПМР.
 
Выводы:
Эндоскопическую коррекцию ПМР  целесообразно использовать в случаях ПМР  1-4 степени после не меньше чем шестимесячной антибактериальной профилактики и комплекса консервативных мероприятий. Она является оптимальной и результативной  при ликвидации осложнений ПМР. STING позволяет избежать длительной профилактической терапии и периодических радиологических обследований у пациентов с умеренными степенями ПМР. Эндоскопическое лечение ПМР можно выполнять повторно без серьезных проблем, которые свойственны традиционным хирургическим вмешательствам.  Для коррекции целесообразно использовать  современные, нейтральные относительно тканей пластические материалы. Эндоскопическое лечение ПМР имеет большую перспективу  в случае применения безопасных для организма имплантатов.
После лечения ПМР и хронического воспалительного процесса в мочевых каналах , дети должны под длительным диспансерным наблюдением, как группа риска в виду возможных рецидивов инфекции в будущем. Постоянное наблюдение целесообразно независимо от того, санировался  ли МПР самостоятельно, или его устранили хирургическим путем.
Любые рекомендации, касательно оценки лечения ПМР следует самостоятельно оценивать относительно новых научных исследований.

 
   Версия для печати







^ Наверх